Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: вороны (список заголовков)
03:38 

Понятия не имею, почему меня понесло.

поздравляю вас. вы на пути, откуда не возвращаются
На Востоке, кажется, в Китае, самым страшным пожеланием врагу было «чтоб ты жил в эпоху перемен».
Когда я впервые услышала об этом на уроке истории, то пожала плечами, не видя проблемы в изменениях вокруг. "Стабильность - отстой, даешь движуху", — страх перемен казался чем-то глупым, знаете, таким занудным, как голоса взрослых, в которых вечно что-то про ответственность и осторожность. Безопасность, там, "бережёного Бог бережёт". Не ходи сюда, не ходи туда. Позвони, как придешь.
Мне двенадцать и подобные вещи раздражают.

Годом позже желание смотреть на исторические события и революции поутихло. То, что красиво обыграно в фильмах, под захватывающий дух саундтрек, в реальности оказывается обыденным и бессмысленным злом. Читаются книги про войну для школьного списка литературы, бабушка держит в руках газету, где крупными буквами написано ВОЙНА В ГРУЗИИ, на улице лето и я подолгу не могу уснуть. Не то от жары, не то от мерзкого предчувствия беды. Поэтому на третий день я бужу бабушку посреди ночи и испуганно спрашиваю:
— А вдруг начнется у нас война?
Она говорит, что это ерунда и я успокаиваюсь. Настолько, что уже не вспоминаю об этом эпизоде до событий в Украине.
Мне тринадцать и мир перестает казаться целиком и полностью безопасным, пусть и не до конца.

Потом происходят теракты в метро, Домодедово, в Волгограде (а на самом деле их происходят десятки и десятки по всему миру, но для начала я сталкиваюсь с паникой после взрывов в аэропорту и вижу своими глазами панику в социальных сетях: сообщения о том, что готовятся нападения в городе, распространяются со скоростью света).
Мне четырнадцать, пятнадцать и семнадцать. Незаметно для самой себя, я всё больше и больше увлекаюсь рассказами про войну, мне интересны не героические повести, а анатомия сломанных душ, истории про причины и следствия. Читаю новости, потому что в мире что-то происходит и кажется, что вот-вот и случится совсем рядом. Но это что-то никогда не прекращалось, на самом деле оно случается каждую минуту - и в восемнадцать это становится открытием. Приходится усиленно не думать о белой обезьяне и говорить себе: не нагнетай.
Не нагнетай.

Много путешествую, друзья разъезжаются по всему свету - границы стираются. Некоторые страны становятся субъективно ближе и значимее.

А затем что-то происходит и мир начинает шевелиться. Он никогда не замирал окончательно, но двигались какие-то отдельные части этого разного тела, а сейчас в движение приходит всё и сразу. Потоки новостей не прекращаются, на фоне очаровательных заметок про козлов и тигров и технический прогресс, пишутся ужасные вещи. И всё кажется на диво взаимосвязанным. Нет, не как теория заговора, а просто как... система? Сдвинешь одну переменную, изменишь всё остальное.
Становится не по себе, когда история о последствиях перестает быть теорией. Украина, Крымнаш, Кризис, кстати, тоже - наш. Пропаганда, информация, от которой хочется зажмурится и выключить интернет, вслед за телевизором. С моим отцом перестают разговаривать друзья из Киева, потому что мы виноваты. Он меньше всех заинтересован в конфликте, но вот в чем ирония - по нему это бьет сильнее, чем по тем, кто заинтересован и капает слюной, доказывая, что на украинской стороне враги. Тем временем, знакомая специально обрывает связи со своими родственниками из Украины- мы же воюем, зачем мне с ними общаться?..
Уму не постижимо. Хочется спрятаться под одеялом и не выходить из дома, потому что неожиданно приходит осознание: это же совсем рядом. Нет, не военные действия. А вот это, там, в голове. Страх. Мне страшно, что мои друзья могут пострадать или что кто-то служащий в армии, кого я знаю, может оказаться не в том месте и не в то время. Моим друзьям тоже страшно, что их родные в опасности.
А еще я слышу разговоры. Разные. От "пора переезжать" до торжества и ликования.

Переменные хаотично двигаются, уравнения меняются. Неизвестных становится слишком много. Мне девятнадцать.

А потом что-то окончательно смещается и события набирают обороты. Мы привыкаем к слову «теракт», замусоливаем так, что уже не хочется вздрагивать, произнося его. Так, обычная пятница. Сравниваем цифры, если меньше трехзначного - это еще ничего. Падают самолеты, взрываются автобусы, случается Париж.
После него я замечаю, что у большинства знакомых заканчиваются силы на реакцию. Брюссель? Да, такое, кажется уже было. #prayforbrussels подойдет?
Я пишу своей сестре, только-только переехавшей в Бельгию, сообщения. Одновременно с отцом шлем друг другу смс-ки, что с ней всё в порядке. Выдохнули.

Мнений, что это просто десятилетие неудачное, Венера в Стрельце или еще что-нибудь в этом духе, становится меньше. Разговоры - громче, но их характер меняется. Теперь это старательное избегание будущего. Я слышу про "жить в удовольствие сейчас, пока еще не..." так часто, что сбиваюсь со счета. Предсказать что-либо настолько сложно, что не стоит и начинать. То, что ждет нас впереди - слишком мрачная перспектива, так что выпьем еще по одной. Слышу много шуток про третью мировую и не замечаю, как подхватываю их.

К этим настроениям, оказывается, тоже легко привыкнуть. Жизнь идет дальше, мир останавливаться не собирается, но все, кажется, смирились.

А сегодня происходит теракт в Ницце. И я понимаю, что почти ничего не чувствую, кроме какого-то отдаленного сожаления и циничного "сейчас везде так". Думаю, что всё, окончательно привыкла к тому, что повсеместно происходят трагедии, мол, так и должно быть, так и будет.
Пока не смотрю на фотографию в статье и не узнаю набережную, по которой мы с папой гуляли пару лет назад.
Вечером он звонит мне и говорит:
— Будь осторожна. Ты у меня единственная дочь, помнишь?

И впервые мне становится очень страшно. Кажется, будто этими словами папа подтвердил реальность; что всё гораздо опаснее, чем кажется по обрывочным свидетельствам и чтению новостей.

Этим же вечером в Турции пытаются совершить военный переворот, я пытаюсь дозвониться до одногруппницы, которая сейчас там, и узнать, в порядке ли она.
Мне двадцать лет, мир продолжает разрываться на части.

@темы: вороны

URL
19:02 

поздравляю вас. вы на пути, откуда не возвращаются

@темы: img, вороны

URL

мракобесие и джаз

главная