Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: sail on a sea of books (список заголовков)
01:50 

поздравляю вас. вы на пути, откуда не возвращаются
Будь моя воля, в школах в обязательном порядке проходили бы книги Светланы Алексиевич. Непременно бы читали «Цинковые мальчики», «Чернобыльскую молитву». Вообще всю библиографию. Это даже не литература, это - история.
После того как я прочитала ЦМ, полгода вкладывала в руки друзьям и знакомым книгу в руки, чуть ли не насильно. Мне хотелось говорить и говорить, проводить параллели, удивляться и осознавать, что мы слишком многого не знаем, о многом молчим и не хотим знать. Воспоминания об Афганистане, воспоминания о Чернобыле. Настоящие, задокументированные рассказы очевидцев.

Заходила недавно в школу, уговаривала сделать вечер, посвященный одной из этих тем. Мне почему-то кажется, что если об этом не напоминать, то мы скатимся в чёртову пропасть («Разве мы еще не там?», безразлично спросили меня). Что детям цифры? Умерло столько-то столько. Ранены столько-то столько. Что дают детям истории? Девочка одна мне сказала: «А я может не хочу вспоминать, знать? Мне страшно». Ей лет одиннадцать где-то.
— А если никто не будет помнить, что будет? — спросила я.
Учительница истории рассказывала, что однажды, когда она провела урок, посвященный Второй мировой, на основе воспоминаний и писем с фронта, дети выходили из класса, рыдая. Директор их в коридоре остановил, спросил, мол, что случилось-то со всеми вами, а они ему в ответ — это мы с урока И.Н. идём. Так что теперь только цифры и факты, сказали, чтобы больше никаких плачущих детей в коридорах.
Мне вспоминается отличный пост andre;:
Белым-бело
Дети на Руси — существа загадочные. Науке мало что о них известно.
Например, до сих пор неясно, куда уходят дети, когда вырастают. Откуда берутся взрослые — тоже загадка. Ведь не может же быть такое, чтобы дети и взрослые были людьми одинаковыми, из одной плоти и крови. Так не бывает. Любой дурак из Государственной думы (а выбор такой, что бери не хочу) в курсе, что ребёнок — существо неземное, сотканное из ветров и морской пены. Никто не знает, что у него на уме.
Только расслабишься, примешь за человека, покажешь ему что-нибудь этакое, а он бах! — и чёрте что творит.

Боевик при нём включи — он сразу людей резать побежит.
Гея покажи — к однокласснику приставать начнёт.
Место ему в автобусе не уступишь, развалится совсем, бедолага.
Вино при ребёнке купишь — всё, плакала твоя свиданка с апостолом Петром, будешь вечно в аду гнить, зараза такая.
Запомните, детьми рисковать нельзя. Кто их знает, этих богоподобных созданий. На всякий случай лучше всё закрывать белым пластиком.
Вот сигареты, к примеру. Сигареты ребёнок видеть не должен. Ему же пачку покажи — он сразу закурит. Надо быть умнее, деликатнее. В супермаркетах стенды с сигаретами будем закрывать пластиковыми панелями. Пущай антихристы, которые до сих пор не бросили, мнутся около кассы с шаманскими приседаниями: кент продаёте? парламент есть? а что есть? а сколько стоит?
Дальше пойдём.
Прикроем белым пластиком бомжей, что спят у подъезда. Негоже показывать этакие кошмары божественным существам. Прикроем наркоманов. Алкоголиков. Проституток. Прикроем инвалидов. Больных. Особенно неизлечимых. Спидозников прикроем. Вредную соседку Тамарку с четвёртого этажа. Её мужа-дебошира. Прикроем их злобную тёщу, что жарит котлеты на машинном масле. Прикроем подъезд, в котором они живут, весь синий от побоев, с трещинами и потёками. Прикроем кухню в четыре квадратных метра и чешский гарнитур семьдесят первого года выпуска.
Прикроем усталость. Скандальность. Беззаконие. Глупость. Безграмотность. Леность. Вывеску «Добро пожаловать в Омск». Запакуем в белизну нелегальные парковки, русское кино прикроем, запретим русский язык использовать (там же мат, вы что). Политиков обяжем носить белые простыни, как в Древнем Риме. Зеркала запретим, чтобы и себя лишний раз не мучить.
Потом оглянемся, а там вокруг хорошо, красиво. Белым-бело.
URL

А вообще это все не к этому. То есть к этому, конечно же, но изначально пост задумывался как пропаганда чтения книг Алексиевич.

@темы: repost, sail on a sea of books

URL
17:37 

поздравляю вас. вы на пути, откуда не возвращаются
Verrа la morte e avrа i tuoi occhi-
questa morte che ci accompagna
dal mattino alla sera, insonne,
sorda, come un vecchio rimorso
o un vizio assurdo. I tuoi occhi
saranno una vana parola
un grido taciuto, un silenzio.
Cosм li vedi ogni mattina
quando su te sola ti pieghi
nello specchio. O cara speranza,
quel giorno sapremo anche noi
che sei la vita e sei il nulla.

Per tutti la morte ha uno sguardo.
Verrа la morte e avrа i tuoi occhi.
Sarа come smettere un vizio,
come vedere nello specchio
riemergere un viso morto,
come ascoltare un labbro chiuso.
Scenderemo nel gorgo muti.


перевод


перевод Михаил Сухотин
оригинал Чезаре Павезе

@темы: sail on a sea of books

URL
18:57 

поздравляю вас. вы на пути, откуда не возвращаются
Всем настоятельно рекомендую книжку «Как стать несчастным без посторонней помощи». Всем.
Читать онлайн здесь, скачать можно там же.

А так сессия идёт прекрасно. 6 прочитанных книг из художественной литературы и не очень, 8 просмотренных фильмов. На удивление плодотворный июнь.
Осталось сдать психиатрию

@темы: sail on a sea of books

URL
19:46 

поздравляю вас. вы на пути, откуда не возвращаются
23.10.2015 в 22:53
Пишет riquet a la houppe:

Это время я без денег, а потому столуюсь у сестры. И вот, пообедав у сестры, я пошел к К. И. Чуковскому, он переиздает свою книжку "О маленьких детях" и хочет процитировать мои стихи, но не те, что были в первом издании. Корней Иванович принял меня с радостным криком и лег на пол возле камина. Он был болен гриппом, и до сей поры нездоров. На полу лежит просто для красоты, и это, действительно, очень красиво.

#Хармс

URL записи

@темы: sail on a sea of books

URL
23:48 

я, конечно, извиняюсь, но

поздравляю вас. вы на пути, откуда не возвращаются
– Мошкин, ты правда дурак или прикидываешься? Я порой думаю, что ты нарочно играешь в мазокатора!
– А кто такой «мазокатор»? – заинтересовался Евгеша.
Полученный от Наты ответ его не порадовал.
– Серединка между мазохистом и провокатором. Представь себе дурня, который постоянно ставит любимую чашку на край стола, чтобы потом поплакаться, что ее разбили!

— Дмитрий Емец
«Лестница в Эдем»

@темы: sail on a sea of books

URL
20:55 

поздравляю вас. вы на пути, откуда не возвращаются
14.01.2014 в 12:11
Пишет Понка:

"Я был на юге и был на севере. Иногда нужно ехать именно туда, вверх по карте. Чтобы немножко лучше понять, как всё устроено. Потому что, в отличие от сиропного юга, север не мешает быть самим собой. Север – аккомпанемент, а не симфоническое крещендо. Север не склонен к томным объятиям и поцелуям. Север неназойлив, аккуратен, предупредителен, силён и плохо умеет прощать. Север - это точность в соотношении вещей, а не южные тягучие пресыщенность и расслабленность. Юг – лучшее среди хорошего, мёд и патока, приторные, плохо различаемые и одинаково утомительные. Север – это малые и редкие радости, настолько малые и редкие, что острота их восприятия делается неистовая."

(с)

URL записи

@темы: repost, sail on a sea of books

URL
22:39 

поздравляю вас. вы на пути, откуда не возвращаются
1

сегодня война
переговоры завтра
но мы-то знаем
что переговоры и есть
поражение

сегодня вода
спасательные суда завтра
но мы-то знаем
что спасением
захлебнёмся

сегодня война
люби меня
сегодня вода
люби меня
сегодня

сегодня война
люби меня
сегодня вода
люби меня
сегодня

2

если оно и поле –
то с какими-то дырами, прорвами
идёшь идёшь, а уже и тонешь

тонешь тонешь,
а уже идёшь под водой
дышишь через тростинку

дышишь дышишь
выбираешься
почти ничего не помнишь

михаил гронас

@темы: ctrl+c, sail on a sea of books

URL
15:33 

поздравляю вас. вы на пути, откуда не возвращаются
Книга, которая почти 70 лет пугала переводчиков The New Yorker — о лучшем романе XX века на ирландском языке


В 1949 году ирландский писатель и литературный критик Мартин ОʼКайн выпустил свой самый известный роман «Cré na Cille» («Churchyard Clay», «Кладбищенская грязь»), признанный выдающимся образцом ирландского модернизма. Правда, книга, написанная на ирландском гэльском, на протяжении почти 70 лет не переводилась на английский — и оценить по достоинству ее могли немногие даже в самой Ирландии.

«Все персонажи романа — мертвецы, не призраки и привидения, а именно мертвецы, похороненные на кладбище на западном побережье Ирландии во время Второй мировой. В книге нет сюжета, все персонажи раскрываются через диалоги — десятки мертвецов болтают, жалуются, сплетничают и много сквернословят. Их истории универсальны, подобные разговоры — о коварных любовниках, пьяных загулах, вороватых соседях, — как отмечает автор статьи Уильям Бреннан, можно было бы услышать в барах и на остановках от Балтимора до Пекина.»




Я ТАК ХОЧУ ЭТО ПРОЧИТАТЬ

@темы: sail on a sea of books

URL
18:07 

поздравляю вас. вы на пути, откуда не возвращаются
В западной философии парадоксальная логика впервые встречается у Гераклита. Он полагал, что конфликт между противоположность есть основа всего сущего <...> "в ту же реку вступаем и не вступаем, потому что на входящих в ту же самую реку набегают все новые и новые воды; да и сами мы уже не те"

© конспект из «История Бога. 4000 лет исканий в иудаизме, христианстве и исламе», Карен Армстронг.

@темы: sail on a sea of books

URL
00:21 

о своем, об итальянском

поздравляю вас. вы на пути, откуда не возвращаются
...Но Базиле, чью книгу нередко сравнивают с «Декамероном», смотрит на секс совершенно иначе, чем Боккаччо. Для Боккаччо разговор об этом – повод лишний раз провозгласить свободу человека от религии и морали. У него секс – всегда прыжок через преграду: это или адюльтер, или нарушение монашеских обетов. Всё остальное его не интересует – ни дети, ни семья, ни даже любовь. Для Базиле секс – созидание жизни, а прежде всего - рождение любви, причем даже в случаях совершенно диких.

Я не оговорился: не определенная ступень любви, а рождение ее. Ведь в жизни нередко так и бывает, особенно в наше время. А Базиле жил в мире безмерной роскоши и ужасающей нищеты, в городе, полном беспризорных голодных сирот и массовой проституции, где купить ласки женщины можно было порой за кусок хлеба. И то, как Базиле разрабатывает тему плотской любви, для этой среды, для этого времени было нравственным подвигом. Это не проповедь об идеальном и несбыточном, а неустанное стремление к лучшему, основанное на глубоком знании человеческой природы и реалий жизни. По мнению Базиле, придти к большой, подлинной любви можно из любой ситуации.

отсюда про итальянскую книгу сказок

@темы: sail on a sea of books, italianpod101

URL
21:59 

поздравляю вас. вы на пути, откуда не возвращаются
17.02.2015 в 21:49
Пишет Hartahana:

Мама сказала "Спать на краю нельзя, или придёт волчок, заберёт к себе". Мама сказала: "Слушай меня, дитя, Иначе быть в этом доме большой беде". Маму забрали феи ночной порой - я до сих пор вижу блеск невесомых крыл. Бабушка говорит: не придёт домой мама отныне, забыв всех, кто с нею был.

Бабушка строгая, статная, говорит: "Бойся танцующих фей, не ходи к холмам". Бабушка обещает подольше жить, чтобы растить меня так, как желала мать. Бабушка в ночь улетает на помеле. Утром в окне не видать её силуэт. Старшая из сестёр теперь говорит, бабушку взяли охотники, встав на след.

Старшая из сестёр красива, умна. Знает ведьмины тайны, боится огня. Грезит о принце, видит его во снах, пляшет на сеновале на грани дня. Ночью уходит на пруд, танцевать с водой, только однажды в наш не приходит дом. Танцы её обернулись большой бедой, воды пруда покрываются тонким льдом.

Мать говорила, спать на краю нельзя. Или придёт волчок, заберёт себе. Только себя мне некуда больше девать. В небе луна начинает полночный бег. Мёртвая тишина, даже ветер сегодня смолк. Тихо ложусь на самом-самом краю. В комнату входит неслышно огромный волк.

Здравствуй, моя судьба. Я тебе сдаюсь.

URL записи

@темы: sail on a sea of books, repost

URL
00:06 

поздравляю вас. вы на пути, откуда не возвращаются
Ей подумалось, что невелика честь зваться любимицей и лучшим другом человека, у которого столько других любимцев и лучших друзей.

— «Эмма», Джейн Остин


Что мне нравится в книгах Джейн Остин, несмотря на однообразность сюжетов, там всегда очень уютно. Никаких тебе драм, только безоблачное небо над Англией.
Я была бы не я, конечно, если бы в голове упорно не билась мысль о том, что сама Остин так и не вышла замуж, но это всё такие мелочи.

Так что чем дальше, тем больше я понимаю людей, которые после тяжелых трудовых будней не хотят припасть к Великому Произведению Гениального Автора о Второй Мировой Войне или страданиях любого меньшинства, ну или еще что-то наподобие.
И нет, я не против чтения серьезной литературы, но иногда так приятно взять в руки книгу с ненавязчивым и легким сюжетом и отвлечься от внешнего мира чтением историй, которое всегда заканчивается хорошо.

@темы: sail on a sea of books, сорвалось с языка

URL
21:45 

поздравляю вас. вы на пути, откуда не возвращаются
"На скамейке через проход актриса с собачкой говорила шипящим голосом Аверченкину антрепренеру:
— Почему другие могут, а вы не можете? Почему вы никогда ничего не можете? И тут же сама себе отвечала:
— Потому что вы форменный идиот.
Я сказала тихонько Аверченке:
— Мне кажется, что ваши актеры плохо ладят друг с другом. Эта самая Фанничка и ваш импресарио всю дорогу шипят друга на друга. Трудно будет устраивать с ними вечера.
— Да, они бранятся, — спокойно сказал Аверченко. — Но это вполне нормально. Это же старый роман.
— Роман?
Я прислушалась.
— Мне стыдно за вас, — шипела актриса. — Вечно вы не бриты, у вас рваный галстук, у вас грязный воротничок, и вообще вид альфонса.
— Да, вы правы, — сказала я Аверченке. — Здесь, по-видимому, глубокое и прочное чувство.
Импресарио бубнил в ответ:
— Если бы я был любителем скандалов, то я сказал бы вам, что вы пошлая дура и вдобавок злая.
Имейте это в виду.
— Да, — повторила я. — Глубокое и прочное с обеих сторон".

Надежда «Тэффи» Лохвицкая,
Воспоминания

@темы: sail on a sea of books

URL
23:26 

поздравляю вас. вы на пути, откуда не возвращаются
Перевод невозможен не потому, что он неточен, любой неточный перевод можно уточнять. Перевод невозможен прежде всего потому, что он всегда хранит в себе память о несостоявшихся возможностях языка: о том, что данные вещи могли быть высказаны еще раньше, могли бы быть высказаны по-другому, могли бы быть уже записаны на скрижалях мира и быть даны в самой конструкции мира. Эта мысль о невозможности перевода противостоит оптимистическому пафосу философии Нового времени, для которой в мире уже дан смысл, есть мировой дух и его следует только раскрыть.

***
— Есть знаменитая фраза «Traduttore — traditore» (дословно «переводчик — предатель»). Для меня стало открытием, что переводчик может быть предателем в том случае, когда у него есть родной язык. Для Европы, скажем, XVI века не существовало такой проблемы, потому что не было понятия родного языка.

— Нужно уточнить, что под предательством имеется в виду еще выдача — переводчик в некотором смысле разбалтывает то, что сказано на одном языке и не предназначалось для другого языка. Здесь предательство не в том, что он кого-то вероломно направляет на казнь, или в тюрьму, или мучает, не в том смысле, что он искажает как-то текст. Предательство в том, что он выдает (на-гора, в печать…) то, что другие люди писали по-французски и по-немецки и не рассчитывали, что это будет звучать по-русски. Переводчик как будто читает чужие письма, письма, написанные на другом языке; и в этом смысле он предатель.

интервью с Александром Марковым, отсюда

@темы: один человек сказал, sail on a sea of books

URL
18:57 

поздравляю вас. вы на пути, откуда не возвращаются
Статистика и расизм, кто бы мог подумать.



Очень неудобен, оказывается, тот факт, что развитие современной статистики (и вследствие этого современной социологии в целом) тесно переплетено с психометрией и работами многочисленных блестящих методологов, которые одновременно являются расистами и евгениками. Первым из них был двоюродный брат Чарльза Дарвина Фрэнсис Гальтон, создатель термина “евгеника”, который в своей книге “Наследственный гений” утверждал, что исключительные способности до некоторой степени приурочены к семьям. Гальтон был одним из первых в конце девятнадцатого столетия, кто создал тест для измерения интеллекта, который сам считал объективным. Он систематически собирал данные и пробовал применять для их анализа новые математические методы.

>>> >>>


Фрэнсис Фукуяма, Наше постчеловеческое будущее

@темы: sail on a sea of books

URL
00:08 

поздравляю вас. вы на пути, откуда не возвращаются
02.08.2016 в 15:40
Пишет умка ищет друга:

золотистого мёда струя из бутылки текла
так тягуче и долго, что молвить хозяйка успела:
— здесь, в печальной Тавриде, куда нас судьба занесла,
мы совсем не скучаем, — и через плечо поглядела.

всюду Бахуса службы, как будто на свете одни
сторожа и собаки, — идёшь, никого не заметишь.
как тяжёлые бочки, спокойные катятся дни.
далеко в шалаше голоса — не поймёшь, не ответишь.

после чаю мы вышли в огромный коричневый сад,
как ресницы, на окнах опущены тёмные шторы.
мимо белых колонн мы пошли посмотреть виноград,
где воздушным стеклом обливаются сонные горы.

я сказал: виноград, как старинная битва, живёт,
где курчавые всадники бьются в кудрявом порядке;
в каменистой Тавриде наука Эллады — и вот
золотых десятин благородные, ржавые грядки.

ну, а в комнате белой, как прялка, стоит тишина,
пахнет уксусом, краской и свежим вином из подвала.
помнишь, в греческом доме: любимая всеми жена, —
не Елена — другая, — как долго она вышивала?

золотое руно, где же ты, золотое руно?
всю дорогу шумели морские тяжёлые волны,
и, покинув корабль, натрудивший в морях полотно,
Одиссей возвратился, пространством и временем полный.

о. мандельштам, 1917

URL записи

@темы: sail on a sea of books

URL
21:25 

поздравляю вас. вы на пути, откуда не возвращаются
И Я ПРО КОСМИЧЕСКОЕ

Полечу или нет - не знаю
До луны или до звезды
Но луну я пробовал на язык
В сорок первом году в Казани

затемнение
война
тем не менее
луна

белый
свет

белый
снег

белый
хлеб
которого нет

никакого нет

Я давным-давно вернулся в Москву
Я почти каждый день обедаю

А на вид луна была вкусная
А на вкус луна была белая

_______

Всеволод Некрасов

@темы: sail on a sea of books

URL
06:27 

поздравляю вас. вы на пути, откуда не возвращаются
У Сунь-Цзы есть слова, которые могут быть эпиграфом к любой работе по гибридной войне: «Война - игра обмана. Поэтому притворяйся немощным, когда силен; притворяйся вялым, когда готов нанести удар; кажись далеким, когда на самом деле находишься рядом, и наоборот. Когда враг жаждет наживы, подмани его наживкой; когда он в беспорядке, напади и опрокинь его; когда он хвалится значительными силами, будь вдвойне действовать против него; когда он страшен, обходи его. Если он робок и осторожен, поощряй его тщеславие. Если силы его свежи, измотай их. Если он един, раздели его. Атакуй его, когда он меньше всего готов. Действуй, когда он меньше всего тебя ожидает».

отсюда

@темы: sail on a sea of books, ctrl+c

URL
18:34 

поздравляю вас. вы на пути, откуда не возвращаются
«В легендах о богоявлениях отражается целостность языческого мировосприятия: поскольку божественное не отличается по сущности от природы и человека, соприкоснуться с ним можно и без особых церемоний. Мир полон богов, и встретиться с ними можно совершенно неожиданно — прямо за углом, откуда вывернет незнакомый прохожий».

— конспект из «История Бога. 4000 лет исканий в иудаизме, христианстве и исламе», Карен Армстронг.


*

@темы: sail on a sea of books

URL
23:56 

поздравляю вас. вы на пути, откуда не возвращаются
Один парень в армии, Нобби его звали, он всё про женщин знал, так вот он говорил, нельзя никогда им говорить, что любишь. Даже если в самом деле любишь. Если уж надо сказать: «Я тебя люблю», то шутливым тоном, он говорил, вот тогда они будут за тобой бегать.


— Джон Фаулз
«Коллекционер»

@темы: sail on a sea of books, знаю я таких, как вы — вы такие, как те, которых я знаю

URL

мракобесие и джаз

главная